© Т.В. Ильина, 2010.

ВЫСТАВКА "1812 ГОД В КАРТИНАХ В.В.ВЕРЕЩАГИНА"

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Выставка «1812 год в картинах В.В. Верещагина» в Историческом музее представляет цикл из 20 картин, посвященных войне с Наполеоновской армией. Василий Васильевич Верещагин – замечательный русский художник, мужественный солдат и неутомимый путешественник – родился в 1842 г. в городе Череповец Новгородской губернии. Сын дворянина, он поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Но, закончив обучение в 1860 г. в чине гардемарина (морского офицера), будущий художник отказался от военной карьеры и, выйдя в отставку, поступил в Петербургскую Академию художеств. Однако вскоре Верещагин ушел и оттуда, недовольный устаревшей системой преподавания, и сам нашел себе учителя в Париже. Его наставником стал художник Ж. Л. Жером.

Больше всего в жизни дорожа независимостью, Верещагин никогда не писал на заказ, не желая, чтобы ему «заткнули глотку деньгами». Он всю жизнь был «ниспровергателем основ», демонстративно нарушавшим общепринятые нормы. Свой путь в искусстве художник сознательно совершал в одиночестве, никогда не искал почетных званий и наград. Он отказался от звания профессора, которое присвоила ему Академия художеств. Причину своего отказа художник объяснил в письме, опубликованном в прессе: он считает «все чины и отличия в искусстве безусловно вредными».

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Будучи близок к передвижникам реалистической направленностью своего творчества, Верещагин не вошёл в «Товарищество передвижных художественных выставок». Свои работы он представлял только на персональных выставках. При жизни Верещагина состоялось более 60 выставок его картин в Петербурге и Москве, Лондоне и Париже, Амстердаме и Чикаго и многих других городах. Во всем мире картины Верещагина оставляли неизгладимое впечатление в памяти современников, вызывали ожесточенные споры, для многих жестокая правда его полотен становилась потрясением.

Всегда оставаясь русским художником, Верещагин в то же время ощущал себя «гражданином мира». Всю свою жизнь он был неутомимым путешественником: Россия и Европа, Крым и Кавказ, Средняя Азия и Индия, Сирия и Палестина, Филиппины и Куба, Япония и США предстают в его рисунках и напоённых солнцем живописных этюдах. Странствуя по миру, художник постоянно делал наброски с натуры, выработав особую «репортёрскую» манеру беглого контурного рисунка. Одной из главных тем в творчестве Верещагина стал Восток, его история, быт и нравы.

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Решительный и мужественный человек, Верещагин участвовал, помня о своем долге офицера, в военных действиях в Средней Азии (1867-1868), в Русско-турецкой (1877-1878) и Русско-японской (1904-1905) войнах. Его батальные картины (картины на военные сюжеты) представляли не героические подвиги и победы, а суровые будни, «кровь и пот войны», ранения и гибель, запечатлённые с беспощадной жёсткостью. Художник, видевший смерть своих соратников, сам едва не погибший от тяжёлой раны, полученной в бою, неотступно видел перед собой «ужасный призрак войны»: «Война, наблюдаемая вблизи, когда находишься в самом её кипении, ужасна, и кто сам видел ужасы разрушения и сцены страдания, тому едва ли придет на мысль находить победу столь возвышенной и красивой, потому что зрелище крови, стоны раненых и хрипы умирающих должны наполнить сердце глубокой скорбью». Своими картинами он ведёт беспощадную борьбу против новых войн, против насилия и жестокости.

Мастерские художника, в которых он работал над большими сериями полотен, посвящённых войнам в Средней Азии и на Балканах, Отечественной войне 1812 г., находились не только в Петербурге и Москве, но также в Париже и Мюнхене. Впечатления от участия в военных действиях в Средней Азии были воплощены в Туркестанской серии картин (1871-1873). Наряду с батальными сценами («Нападают врасплох», 1871; «Торжествуют», 1872; «Смертельно раненный», 1873) в неё вошли жанровые картины и этюды, запечатлевшие колоритный облик, костюмы, обычаи восточных народов. В центральной работе серии «Апофеоз войны» (1871) гора выжженных солнцем черепов, мёртвый город и пустыня являют страшный итог войны. Картины Балканской серии (1878-1881) представили публике художественные «документы» огромной обличительной силы, проникнутые страстным протестом против войны. В них предстали огромные неоправданные жертвы («После атаки. Перевязочный пункт под Плевной», 1881); не погребённые тела погибших («Побеждённые. Панихида», 1878-1879).

открыть крупное изображение в новом окне

Стремясь придать своим картинам достоверность исторического документа и в то же время вызвать у зрителя горячий отклик на изображенные события, переживание, сострадание, художник часто дополнял живопись надписями. Он хотел, чтобы запечатленные слова помогли зрителю глубже погрузиться в атмосферу происходящего. Так, в картине «Смертельно раненный» Верещагин изображает солдата, погибшего на его глазах во время обороны Самаркандской крепости. Надпись на раме передаёт предсмертный крик солдата: «Ой, убили братцы!.. убили!.. ой смерть моя пришла!..» Картины серии «Наполеон I в России. 1812 год» художник дополняет обширными комментариями, которые были изданы отдельной брошюрой.

На выставках Верещагин дополнял свои произведения экзотическими костюмами и предметами, привезёнными из дальних странствий, в зале звучала тщательно подобранная музыка. Это было совершенно новым в показе картин и оказывало огромное впечатление на зрителей. Вера Павловна Зилоти, дочь основателя Третьяковской галереи П.М.Третьякова, вспоминала о выставке Верещагина: «На чёрном фоне, при электрическом освещении, эти картины, живые как жизнь, поражали, трогали, ужасали, сражали… за картинами где-то неслись звуки фисгармонии, певучие, тихие, жалобные… Сейчас слышу, как раздирали душу звуки «Песни без слов» Мендельсона; не было почти никого из публики, кто бы не вытирал слёз, а я рыдала, спрятавшись в тёмный угол комнаты». Стремление Верещагина соединить воздействие зримого образа, слова и музыки во многом предвосхищает искусство 20 века – кино.

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

В 1887 г., обратившись к истории, художник начал работу над циклом картин «Наполеон I в России. 1812 год». В своей исторической эпопее Верещагин снова страстно борется против самой идеи захватнических войн. Работа над серией продолжалась до конца его жизни и осталась незавершённой: 31 марта 1902 г. Верещагин, принявший участие в Русско-японской войне, погиб в морском сражении при Порт-Артуре при взрыве броненосца «Петропавловск».

17 картин серии художник объединил названием «Наполеон I в России». Они посвящены судьбам наполеоновской армии: Бородинское сражение («Наполеон на Бородинских высотах», 1897; «Конец Бородинского сражения», 1899-1900), захват Москвы («Перед Москвой – ожидание депутации бояр», 1891-1892), пожар в древней столице («Зарево Замоскворечья», 1896-1897; «Сквозь пожар», 1899-1900), гибель французской армии в бескрайних снегах во время отступления из России («На большой дороге – отступление, бегство», 1887-1895; «Ночной привал великой армии», 1896-1897).

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

С болью и гневом художник пишет древние святыни, превращённые в конюшни и казармы, изрезанные ножами иконы, с которых французские солдаты сдирают золотые оклады («В Успенском соборе», 1887-1895, «На этапе – дурные вести из Франции», 1887-1895), расстрел в Кремле жителей древней столицы, обвинённых в поджогах («Расстрел поджигателей», 1897-1989). В нескольких картинах Верещагин стремится, основываясь на свидетельствах приближённых императора, проникнуть в мысли и чувства великого полководца и передать их зрителю («Мир во что бы то ни стало», 1899-1900; «В Городне – пробиваться или отступать?», 1887-1895; «На этапе – дурные вести из Франции», 1887-1895; «На морозе», 1899-1900; «В Петровском дворце», 1895).

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Ещё 3 картины, посвященные партизанской войне против захватчиков, составляют триптих «Старый партизан» (1887-1895). Они повествуют о судьбе старосты смоленской деревни Семена Архиповича, возглавившего отряд партизан, в который вошли крестьяне из его деревни («Не замай! – дай подойти!»). Взятые ворвавшимися в деревню французскими гусарами с оружием в руках, Семён Архипович и его товарищи были расстреляны («Взят с оружием в руках»). Старший сын Семёна Архиповича, гренадёр Иван, воюя в родных краях, нашёл тело отца. Горе и вспыхнувший гнев придали ему огромную силу в атаке на французов («В штыки! Ура! Ура!»). 21-я неоконченная картина посвящена переправе наполеоновской армии через реку Березину. Обширные комментарии, помещенные в каталоге выставки, связывали все картины в единый исторический рассказ.

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Воссоздавая события прошлого, художник вновь обращается к своему опыту участника жестоких войн и вместе с этим тщательно изучает свидетельства и воспоминания современников событий, русских и французских офицеров. Верещагин отправляется в места сражений, пишет с натуры Бородинское поле, зимние пейзажи, изучает военные мундиры времени наполеоновских войн. Созданные в огромной мастерской, картины Верещагина рассчитаны на рассмотрение с большого расстояния, предвосхищая искусство грандиозных панорам, охватывающих зрителя со всех сторон. Не случайно формат многих картин сильно вытянут по горизонтали. Документальная точность изображения соединяется с «хоровым» началом (выражение критика В.В.Стасова). Историческая эпопея Верещагина говорит о трагедии и страданиях всех вовлечённых в войну людей – и русских, и французов.

Первые картины серии были выставлены в 1895 г. в залах Исторического музея в Москве, а затем в 1897 г. - в Париже, в конце 1901 – начале 1902 г. – в США. Публика восторженно приняла картины Верещагина, но русское правительство отнеслось к ним прохладно и не спешило приобрести серию. Лишь в 1902 г. серия «1812 год» была куплена правительством. После гибели художника картины оказались в забвении. В 1912 г., в год столетнего юбилея войны с Наполеоновской армией, в Москве планировалось открытие музея 1812 года. Цикл «Наполеон I в России. 1812 год» был представлен на выставке в Историческом музее как дар императора Николая II будущему музею. Но вскоре разразилась революция, за ней гражданская война, и музей так и не был открыт. В 1930 г. картины были окончательно переданы Государственному Историческому музею, где находятся и поныне.

Теребенев. Ретирада французской конницы Теребенев. Русский Геркулес города Сычевки Теребенев. Карикатура на Наполеона Теребенев. Русский Сцевола открыть крупное изображение в новом окне Верещагин. Ночной привал великой армии

Устроители экспозиции, открытой в Историческом музее в 2010 г., стремились воссоздать атмосферу выставок, которые устраивал при жизни сам художник. Здесь также картины дополнены подлинными вещами, погружающими в атмосферу прошедших событий: это русские и французские военные мундиры, макеты орудий, походная кровать Наполеона, политические карикатуры на французского императора и его армию, коллекция солдатиков в мундирах русской и французской армий. Стоя перед полотном «Конец Бородинского сражения», зритель слышит звон оружия и грохот взрывов, далекий и печальный колокольный звон, видит клубящийся над полем сражения дым, а вокруг картины «Ночной привал великой армии» его охватывает бушующая метель.

© Т.В. Ильина, 2010.