© Т.В. Ильина, 2010.

СКАЗКА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В.М.ВАСНЕЦОВА

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Зал картин Виктора Михайловича Васнецова в Третьяковской галерее – один из самых любимых и юными, и взрослыми зрителями. Словно оказавшись в сказочном царстве, мы видим, как грустит Алёнушка над чёрной, зловеще молчащей водой, мчится верхом на волке Иван-Царевич, сияют самоцветами платья царевен подземного царства, остановился в раздумье витязь на распутье и стоят неодолимой заставой могучие богатыри… Виктор Михайлович Васнецов родился в 1848 г. в маленьком селе Лопьял Вятской губернии в семье священника. Вскоре семья Васнецовых, в которой было шестеро сыновей (Виктор второй по старшинству) переехала в соседнее село Рябово. Здесь, среди бескрайних лесов и полей прошло детство художника. Позднее братья Васнецовы вспоминали, как отец «уходил с детьми в поле, вдыхал аромат луговых трав, слушал бой перепелов и скрип коростелей, любовался мерцающим звёздным небом, рассказывал мальчикам о строении вселенной и показывал различные созвездия» и как во время этих прогулок в души детей вливалось «живое неистребимое представление о Живом, действительно сущем Боге!».

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

По желанию отца в 1862 г. Виктор Михайлович поступил в духовную семинарию в Вятке, по окончании которой ему предстояло стать священником. Но тяга к рисованию, проявившаяся в нём еще в раннем детстве, давала знать о себе всё сильнее, и в конце концов юноша решился признаться в этом отцу. Получив родительское благословение, Виктор Михайлович отправляется учиться в Петербург, в Академию художеств. Художником стал и один из младших братьев В.М.Васнецова – Аполлинарий, – посвятивший своё творчество древней Москве.

ПЕРВЫЕ КАРТИНЫ

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Первые произведения Васнецова («Книжная лавочка», «С квартиры на квартиру»; обе - 1876) созданы в традициях художников-передвижников, чьи картины пробуждали в зрителях сострадание к «униженным и оскорблённым». Их герои – бездомные старики, бредущие в поисках жилья в «ледяной пустыне» холодного Петербурга; крестьянская беднота у книжной лавочки; мещане, прожигающие жизнь за карточной игрой.

Москва, куда художник переехал вместе с семьёй в 1878 г., пробудила в нём дар сказочника. Древняя столица в конце 19 века по-прежнему хранила дух седой старины. Здесь сложилось содружество художников, стремившихся возродить в своём творчестве образы народного искусства. Эти мастера собирались в московском доме мецената Саввы Ивановича Мамонтова и в его подмосковном имении Абрамцево.

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Васнецов первым среди русских художников обратился к русской старине и народному фольклору. По заказу Мамонтова художник написал картины «Битва славян со скифами» (1881), «Ковёр-самолёт» (1880), «Три царевны подземного царства» (1881). Продолжая традиции народного искусства, Васнецов в то же время создавал типичные для стиля модерн декоративные картины-панно, уносящие зрителя в мир волшебных грёз («Сирин и Алконост. Песнь радости и печали», 1896).

Неподалёку от имения Мамонтова Абрамцево Васнецов однажды встретил свою Алёнушку.

"АЛЁНУШКА"

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

«Алёнушка как будто давно жила в моей голове, но реально я увидел ее в Ахтырке (вблизи Абрамцева), когда встретил одну простоволосую девушку, поразившую мое воображение, – говорил Васнецов. – Столько тоски, одиночества, чисто русской печали было в её глазах... Каким-то особым русским духом повеяло от нее».

В «Алёнушке» художник не следует буквально содержанию сказки, а создаёт поэтический образ, близкий печальной народной песне-плачу. В картине нет ни козлёночка, в которого превратился братец девочки Иванушка, ни тяжёлого камня на шее Алёнушки, утянувшего её на дно. Подобно безвестным народным мастерам, Васнецов творит свою собственную живописную сказку, находя её мотивы в красках русской природы. Пейзаж у Васнецова никогда не бывает лишь фоном для действия. Как в народных песнях и сказаниях, природа в его картинах – живое, одушевлённое существо; травы, деревья и звери лесные помогают героям обрести счастье и, наоборот, не дают тёмным силам осуществить их козни.

Одна-одинешенька, сжавшись в комочек, уронив на колени голову, сидит Алёнушка на холодном камне над зловеще застывшим чёрным омутом. Но в картине нет ощущения безысходности. И пусть среди людей Аленушка – беззащитная сирота, природа откликается на её горе и охраняет девушку. Васнецов нашёл удивительно тонкое созвучие между настроением Аленушки и состоянием природы. Медленно заходит солнце, гаснут яркие полдневные краски. Лето клонится к осени, начинают желтеть первые листья. Кажется – впереди лишь беспросветная тьма и жестокая зимняя стужа. Но ощетинились ёлки неприступной стеной, защищая Алёнушку от злых обидчиков. Из чёрной воды поднимаются камыши, нежным прикосновением утешая девушку. Тонкая осинка, олицетворяющая в сказках горе-горемычное, свивает свою нижнюю ветку веночком над головой Алёнушки, на ветке-веночке качаются ласточки. Вестницы весны словно щебечут о том, что горе и невзгоды непременно уйдут, уступив место выстраданному счастью, как неизменно весна сменяет зиму.

"ИВАН-ЦАРЕВИЧ НА СЕРОМ ВОЛКЕ"

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

АлЁнушку защищают деревья и травы, а Иван Царевич с Еленой Прекрасной скачут верхом на волке сквозь тёмный и страшный заколдованный лес. Лес обступил героев картины со всех сторон, на каждом шагу здесь подстерегает опасность. Ни один луч солнца не проникает сквозь тесно сомкнутые ветви деревьев, покрытых седыми мхами. Клочья тумана наползают из тёмной чащи. Ни одной хоженой тропинки нет в этом лесу, под ногами – бездонная трясина. Один неверный шаг – и можно сгинуть навсегда в болоте. На первом плане картины притаилась среди травы и голубых незабудок лягушка. Может быть, это безобидная обитательница болота, а может быть – нечисть лесная приняла её облик, приготовив людям гибельную западню.

Но природа подарила Ивану Царевичу волшебного мудрого спутника – Серого Волка. Кажется, что огромный зверь не бежит по лесу, а летит над землёй, неся Ивана Царевича и Елену Прекрасную из царства тьмы к свету. Но даже здесь, посреди тёмного заколдованного леса, они уже окружены, окутаны светом. Драгоценными перламутровыми переливами сияют их парчовые одежды. Девушка доверчиво прильнула к царевичу. Как говорится в сказке, «Иван Царевич, сидя на Сером Волке с прекрасною Еленою, возлюбил её всем сердцем, а она – Ивана Царевича». Именно этот свет любви, который словно изнутри излучают их фигуры, защищает и хранит героев картины в подступившей вплотную тьме. И там, где они проплывают над землёй, происходит чудо – мёртвое дерево расцветает весенними нежными цветами.

"БОГАТЫРИ"

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Знаменитых «Богатырей» (1881-1898) Васнецов начал писать в подмосковном Абрамцеве. Словно из самой абрамцевской природы родились образы и тоскующей Алёнушки, и трёх могучих сказочных витязей. Васнецов говорил, что три раскидистых дуба-великана неподалёку от дома хозяина усадьбы Саввы Ивановича Мамонтова помогли ему «увидеть» легендарных богатырей. Над картиной, которую художник считал своим «творческим долгом, обязательством перед родным народом», он работал 18 лет. Начатая одновременно с «Алёнушкой» в 1881 году, она была завершена лишь к 1898 году.

Глядя на картину, мы словно ощущаем присутствие могучих и справедливых защитников земли русской. По словам художника, «на богатырском выезде они примечают в поле, нет ли где ворога, не обижают ли где кого?» В этом, наверное, самое главное для Васнецова – витязи защищают не только от иноземных захватчиков, но и – самое главное – от несправедливости, воплощая извечную народную мечту. Ничто не укроется от их зоркого взгляда, и они обязательно придут на помощь.

Слева – Добрыня Никитич, «сын богатого гостя (то есть купца) рязанского», дружинник князя Владимира Красное Солнышко. У него прямой открытый взгляд и благородная осанка; меч-кладенец, добытый им в поединке со Змеем Горынычем, наполовину выхвачен из ножен. Победитель Змея – борец с тёмной, нечистой силой, и конь под ним – белого цвета, олицетворяющего свет, чистоту и отвагу.

В центре – крестьянский сын Илья Муромец, самый главный и могучий из богатырей. Его мощная кряжистая фигура – плоть от плоти земли. Он зорко вглядывается вдаль из-под грозно сдвинутых бровей. Легко висит на его руке стопудовая палица, а другая рука сжимает копьё булатное. Вороной конь ему под стать – как грозовая туча; огонь пышет из ноздрей, а в глазах словно затаились молнии.

Алёша, «сын ростовского попа соборного» – самый молодой из богатырей. Он побеждает не силой, а хитростью, и оружие у него тоже самое «хитрое» – лук и стрелы, которые можно пустить во врага издалека, из засады, не вступая с ним в поединок. Его рыжий конь мирно щиплет траву, кося в то же время по сторонам лукавым глазом. Алёша Попович в картине – не только воин, но и певец, гусляр. Слева к его седлу приторочены гусли, древний струнный инструмент, под аккомпанемент которого народные сказители исполняли героические песни – былины. Задумчив его взгляд, словно погружённый внутрь себя: может быть, сейчас в нём звучит мелодия будущей песни.

Тот гармоничный сплав силы, доброты и мудрости, которым народная фантазия наделила былинных богатырей, Васнецов нашёл в крестьянине Владимирской губернии Иване Петрове. Он стал прообразом Ильи Муромца (портрет Ивана Петрова висит в зале Третьяковской галереи рядом с картиной "Богатыри"). В облике Добрыни Никитича можно найти черты сходства с самим художником, а Алёша Попович напоминает сына Саввы Ивановича Мамонтова – Андрея.

Всадники возвышаются на вершине холма. Их фигуры излучают спокойную и уверенную силу, в которой нет агрессивной угрозы. Мы смотрим на богатырей как бы от подножия горы, снизу вверх. Вдали, за холмом, простираются леса и поля. Наш взгляд парит над ними вместе с птицей, взлетевшей с серого камня справа. Совместив в картине две точки зрения, Васнецов помогает нам ощутить и необоримую мощь богатырей, и просторы, где гуляет вольный ветер. Ветер клонит к земле травы и деревья и гонит по небу облака, но над богатырями не властны бури и время, они – вечные хранители земли русской.

События русской истории в произведениях Васнецова также овеяны героическим былинным духом. В картине «После побоища Игоря Святославича с половцами» (1880) погибшие русские воины выглядят не мёртвыми, а лишь спящими; они могучи и прекрасны, как сказочные богатыри.

В своих портретах («Портрет Б. В. Васнецова», 1889; «Портрет Е. А. Праховой», 1894; «Портрет В. С. Мамонтовой», 1896) Васнецов искал и находил русский национальный образ красоты.

"СНЕГУРОЧКА"

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Вместе с художниками, собиравшимися в Абрамцеве, Васнецов участвовал в оформлении спектаклей Частной русской оперы С. И. Мамонтова. В своих костюмах и декорациях к опере «Снегурочка» Н. А. Римского-Корсакова по пьесе-сказке А. Н. Островского (1886), к «Русалке» А. С. Даргомыжского (1884) и др. спектаклям мастер стремился воссоздать колорит русской старины, поэтическую атмосферу народной жизни, её светлую задушевную красоту.

В АБРАМЦЕВО

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

В имении С. И. Мамонтова Абрамцево по проектам Васнецова были построены церковь Спаса Нерукотворного (1881-1882), один из первых образцов неорусского стиля, и знаменитая «Избушка на курьих ножках» (1882). В абрамцевской столярной мастерской по эскизам художника создавались предметы мебели и декоративно-прикладного искусства в духе русской старины. Образные мотивы и орнаменты Васнецов черпал в старинной деревянной резьбе, в миниатюрах древнерусских рукописных книг.

ДОМ ВАСНЕЦОВА

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

В Москве в 1893-1894 гг. появился настоящий сказочный терем – двухэтажный деревянный дом, который художник построил для своей семьи (ныне это Дом-музей В.М.Васнецова). В просторных комнатах – печи, украшенные майоликой, резная мебель по рисункам самого В.М.Васнецова, выполненная братом художника – Аркадием, иконы и картины на стенах, подлинные доспехи древнерусского витязя.

открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне

Здесь, в просторной мастерской на втором этаже были созданы картины, которые сам художник называл «Поэмой семи сказок»: «Баба-Яга» (1901-1917), «Кащей Бессмертный» (1917-1926), «Спящая царевна» (1900-1926), «Царевна Несмеяна» (1916-1926), «Сивка-Бурка» (1914-1926), «Царевна-Лягушка» (1918), «Ковёр-самолёт» (1919-1926), а также сказочные битвы: «Бой Ивана-Царевича с трёхглавым змеем» (1913-1918) и «Бой Добрыни Никитича с семиглавым Змеем Горынычем». В 1906 г. фасад Третьяковской галереи украсился парадным входом в стиле русских теремов, выполненным по рисунку Васнецова.

МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ

В 1883-1885 гг. художник создал для Исторического музея монументальные панно «Каменный век». В трёхчастном фризе изображены сцены из жизни первобытных людей. Эскизы к ним выставлены в залах Третьяковской галереи.

Более 10 лет своей жизни Васнецов посвятил росписи Владимирского собора в Киеве. В 1885-1896 гг. проходила масштабная реставрация древних киевских соборов. В своих росписях художник стремился воскресить дух византийских и древнерусских фресок и икон. Перед началом работ он совершил путешествие в Италию, чтобы изучить особенный художественный язык и символику византийских мозаик, увидеть монументальную живопись эпохи Возрождения. Продолжая древние традиции, Васнецов привнёс в них проникновенное лирическое начало. Стилистика росписи Владимирского собора близка к русскому варианту стиля модерн.

До конца жизни Васнецов продолжал писать в своём московском тереме картины на сказочные сюжеты. Кругом царила разруха, шла гражданская война, а в доме Васнецова время словно остановилось, навсегда оставшись в сказке. Советская власть не решилась отобрать у Васнецова его дом, и после кончины художника в 1926 г. там продолжали жить его дети. В 1953 г. в доме В. М. Васнецова был открыт музей; ныне Дом-музей Васнецова является филиалом Государственной Третьяковской галереи.

© Т.В. Ильина, 2010.