открыть крупное изображение в новом окне Михаил Леонидович Грозовский – известный поэт, член Союза писателей РФ, участник Фестиваля детской литературы им. Корнея Чуковского. Судьба его богата и непроста, ей могли бы позавидовать иные джеклондоновские герои. Но суровый путь не ожесточил его сердце, оно полно того трепетно-нежного отношения ко всему живому, особенно к старикам, детям и животным, по которому и узнаются все очень-очень-очень хорошие и добрые люди.

Даже при первой встрече Михаил Леонидович способен поговорить с вами так, словно вы знаете друг друга уже миллион лет. Его стихи (и оригинальные, и пересказанные с другого языка) написаны для всех и не поддаются делению на взрослые и детские, они именно для-всехние. Каждый найдет в них что-то созвучное себе. И это что-то, увиденное порой в самых обыденных вещах, сказано так кратко и так пронзительно точно, что порой хочется колотить кулаком по столу от восторга.

Только на стол рука у тебя уже никогда не поднимется, потому что теперь-то ты знаешь, что стол — это на самом деле слон, пусть без ушей и хобота, но не это в слоне главное. А что в слоне главное — это и есть та великая тайна, которую открывает нам Грозовский.

Как ему это удается? Может, он действительно живет на нашей планете много миллионов лет и научился понимать окружающий мир с полуслова? А может, когда он был физиком и занимался лазерами, которые, как известно, родня гиперболоида инженера Гарина, то тоже изобрел какой-нибудь гиперболоид или гипергрозоид? И луч этого гипергрозоида тоже способен проникать во все на свете, в том числе и в нашу душу, но не сжигает и не разрушает, как его фантастический собрат, а делает лучше, чище и светлее.



открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне открыть крупное изображение в новом окне


ИЗ СБОРНИКА «Я БЫЛ В СТРАНЕ ЧУДЕС»

МОЯ МАЛЕНЬКАЯ ЛОШАДКА

Где я живу, там есть дорога в небо
Меж облаками в небе и полями.
А у дороги маленькая лошадь
Ест травку, бьет копытом и растет.

Когда светает, будит свет пчелу,
И розовыми кажутся деревья,
Моя лошадка с белыми боками
Стоит и ржаньем воспевает утро.

Лишь только полдень вскинет опахало,
И золотой овес отяжелеет,
Моя лошадка, в бузине скрываясь,
Её целует, прославляя Бога.

В вечернем свете к ней приходит мальчик,
Поговорит, похлопает по морде,
И вот они уже идут холмами
Вдоль быстрой и звонкоголосой речки.

Когда же с Запада верхами едет ночь
С росою на седле и на уздечке,
Моя лошадка тихо засыпает,
И нету слов, как я её люблю!


БАБОЧКА

Словно соткана из дрожи,
Эта бабочка похожа
На порхающий цветок,
Лёгкая, как детский вздох.

И когда я безмятежно
Засыпаю, в сердце нежно
Бьётся тихое тепло,
Как у бабочки крыло...


ВОЛШЕБНЫЕ КРАСКИ

А мы о том художнике
Не знали ничего,
Ни имени не ведали,
Ни звания его.

Мы даже не заметили,
Как он сюда попал.
Наверно, спрыгнул с облака,
Покуда город спал.

Он был посланник солнышка,
Он в пасмурном краю
Увидел небо серое
И поднял кисть свою.

И от прикосновения
Волшебной кисти той
Небесный цвет из серого
Стал нежно-голубой...

Он небо дивной краскою
Раскрашивал весь день,
А после вместе с солнышком
Ушёл в ночную тень...





ИЗ СБОРНИКА «МОЙ ЗООПАРК»

Всем - хоть Слон ты, хоть Собака -
Солнце светит одинако-
ВО!
Какая благодать!

Верь! - Червяк ты или Дятел -
Мир устроен замечатель-
НО!
В словах не передать!


РЫСЬ

Хрящик грозно грызла рысь,
И сказал я рыси "Брысь!"
- "Сам ты брысь", - сказала рысь,
Продолжая хрящик грызть.

ВОЛК

Волк был голоден, но цел,
Волка взяли на прицел.
Если выстрелить без толка,
Можно запросто убить
Волка. Бах! - и нету волка,
Бах! - и нет. А должен быть.

БОРОДАВОЧНИК

Ну не радуется глаз!
- Ну и что? - спрошу я вас.
- Ну и что? - я вас спрошу
И в сторонку приглашу
Отойти. И пусть снаружи
Неказисты, неуклюжи
Бородавочники те, -
Дело тут не в красоте,
А в природе.
А в природе
Место есть любой породе.




ИЗ СБОРНИКА «ГОВОРЯЩИЕ ВЕЩИ»

САПОГИ

Кинул хромовый Сапог
Нищим рубликов пяток,
А ещё четыре тыщи
Заложил за голенище.

А кирзовый свои тыщи
Вынул из-за голенища,
Кинул нищим, как одну,
И потопал на войну.

ГРОМ

По небу прокатился гром
Я зачерпнул его ведром,
И гром, сказав ведру "ура!",
Остался жить на дне ведра.

С тех пор грохочет во дворе
Огромный гром в пустом ведре.

СТОЛ

Если бы, если бы письменный Стол
Следом за мною по улице шёл,
Онбы - такая его ширина -
Больше всего походил на слона.

Правда, у этой, вы скажете, туши,
Хобота нет и отсутствуют уши,
Да и углы выступают из тела.

Всё это так, но не в этом же дело!